Плотность как стиль

Проектируя на землях Новой Москвы район малоэтажной застройки под названием «Андерсен», архитектор Владимир Биндеман попытался представить, каким мог бы получиться городок, если бы его придумал правнук великого сказочника.

 

Участок площадью почти 20 га, который расположен неподалеку от Калужского шоссе на берегу реки Десна, застройщик приобрел несколько лет назад, когда о присоединении этих земель к Москве еще никто даже не слышал. Именно поэтому изначально здесь проектировались таунхаусы и коттеджи, то есть жилье, наиболее уместное и востребованное в ближайшем Подмосковье. И лишь после того, как размежеванный генплан уже был утвержден, эта территория стала частью разросшейся столицы. Изменение географического статуса продиктовало изменение типологии: блокированное жилье девелопер решил заменить на трехэтажные секционные дома, причем последние необходимо было вписать в уже согласованную схему кварталов. Для решения этой задачи и была приглашена архитектурная мастерская Владимира Биндемана «Архитектуриум».

В плане участок имеет форму раскрытого веера, который своей округлой стороной повторяет изгиб реки, а прямой обращен к автотрассе. Несмотря на близость к воде, прямого схода к ней нет, так как это высокий берег Десны, и будущий район вынужден отступить от обрыва. Еще одно ограничение связано с лесным массивом, который зеленым клином вторгается со стороны реки прямо в центр участка и делит его на две неравные части. Единственное, что можно сделать с этим фрагментом леса, так это превратить его в благоустроенный парк – с одной стороны, для будущего городка это несомненный плюс, но с другой, уступая площадь природе, проектировщики были вынуждены «добрать» квадратные метры путем более плотной застройки свободных от деревьев участков. И если в случае с таунхаусами это фактически никак не влияло на качество создаваемой среды, то трехэтажное жилье, вписанное в мелко нарезанные сегменты генплана, грозило обернуться слишком тесными и затененными кварталами. Владимир Биндеман признает: пришлось помучиться. Не имея возможности изменить конфигурацию кварталов, архитекторы были вынуждены компоновать жилые объемы максимально аккуратно.

К дороге «Архитектуриум» обратил П-образные секции, которые, формируя внешний фронт застройки района, одновременно обеспечат своим обитателям комфортные внутренние дворики. В кварталах треугольной формы архитекторы застраивают секционными домами лишь две стороны, а третью фиксируют одноподъездным домиком-башней, которая также позволяет сделать внутренний двор более приватным и камерным. Большая же часть поселка вполне предсказуемо нарезана на прямоугольники – «Архитектуриум» разработал целых шесть вариантов их застройки, что должно помочь избежать однообразия среды и сделать панорамы будущего района более интересными.

Ближе всего к лесу архитекторы расположили детский сад, в прибрежной зоне – игровые и спортивные площадки. Есть здесь, конечно, и парковки – они расположены по внешнему периметру кварталов, но даже беглого взгляда на генплан достаточно, чтобы понять: машиномест тут впритык. «Возросшая плотность застройки привела к тому, что мы едва-едва обеспечиваем одной квартире одно машиноместо, – поясняет Владимир Биндеман. – Но нам категорически не хотелось отдавать под паркинги внутренние дворы кварталов, потому что дворы, заставленные машинами, теряют какой-нибудь смысл для человека». Решение было найдено неожиданное – проектируя на въезде в поселок традиционный общественный центр, архитекторы три его этажа из пяти отдали под паркинг.

Поскольку дорога, ведущая к поселку от шоссе, соприкасается с «веером» лишь со стороны одного из его углов, именно там и организован главный въезд в новый район. Соответственно, под строительство общественного центра был выделен треугольный в плане участок, и именно такую форму архитекторы решили придать и самому комплексу. Правда, действуй они «в лоб», здание, которому предписано стать визитной карточкой поселка, встречал бы его жителей и гостей остро заточенным носом. Это команде Биндемана показалось и банальным, и не очень разумным с точки зрения полезной площади будущего сооружения, поэтому авторы усложнили его форму. Изначально заданный генпланом треугольник образован трубой прямоугольного сечения, сложенной по восходящей спирали так, что над основным объемом возникает развитая консоль, обращенная к въезду. Здание можно сравнить со свернувшейся змеей, которая настороженно приподняла голову, впрочем, эту форму архитекторам подсказало не столько соседство с природой, сколько основная функция: фактически это рампа, искусно обыгранная авторами. На первом этаже здания разместились необходимые поселку магазины и сервисы, три следующих этажа отведены под парковку, а в «капюшоне» консоли будет организовано кафе. Соответствующим образом решены и фасады комплекса: первый этаж полностью остеклен, торец консоли также сделан прозрачным, а вот основной объем, предназначенный для машин, набран из глухих металлических панелей, которые лишь кое-где прорезаны узкими щелями окон.

Что же касается архитектурного решения жилых домов, то здесь «Архитектуриуму» пришлось потратить немало сил на то, чтобы убедить заказчика сделать ставку на современную стилистику. Назвав поселок поэтичным именем «Андерсен», заказчик и архитектуру сначала видел соответствующей: живописные сказочные домики, отсылающие к любимым книжным иллюстрациям детства. Владимир Биндеман предложил альтернативную концепцию: современное датское жилье – едва ли не лучшее в мире, так почему бы не представить себе, что поселок на берегу Десны спроектировал правнук Андерсена? Тем более что и сама плотность застройки здесь ну никак не вяжется со стилистикой старых добрых сказок, а вот тому, как строятся аналогичные жилые кварталы в той же Дании или, скажем, Голландии, наоборот, соответствует вполне.

В общем, типовые по планировке, секции получили характерное «проскандинавское» оформление фасадов: сочетание темных и светлых поверхностей, контрастно выделенные откосы окон, вставки из разноцветного металла, предельно лаконичная пластика эркеров и балконов. Всего архитекторы разработали 12 вариантов фасадных решений, что позволит придать индивидуальный облик каждому кварталу. Убедив заказчика отказаться от явной стилизации, команда Владимира Биндемана предложила деликатное решение, заставляющее вспомнить о современных образцах датской и голландской архитектуры.

 

текст: Анна Мартовицкая

Источник: http://archi.ru/russia/46578/plotnost-kak-stil

 

5 марта 2013 г.