Архитектурно-курортный роман

Согласно известному утверждению, ставшему уже крылатым, каждый из нас хоть раз в жизни отдыхал в Сочи. И если еще лет пятнадцать назад воспоминания об этом были связаны с ежедневными подвигами в поисках места на пляже или крыши над головой, то теперь европейский опыт цивилизации пляжного отдыха коснулся и черноморских берегов. Однако, как свидетельствует отечественная история, все западные идеи, еще не успев воплотиться, сразу же начинают переосмысливаться пытливым русским умом. Поэтому мы еще не скоро увидим комфортабельные отели, взмывающие в небо и заслоняющие друг друга, гранитные набережные, толпы праздно шатающихся иностранных туристов и бесчисленное количество маленьких ресторанчиков, тянущихся до бесконечности вдоль побережья и предлагающих кухню всех народов мира. В большинстве своем совершенствование пляжного отдыха пока что сводится к реконструкции старых корпусов, но наш случай не из этого числа.

 

Московским архитекторам из бюро «Архитектуриум. Мастерская Владимира Биндемана» предложили спроектировать пансионат семейного типа в центре Сочи, рядом с гостиницей «Жемчужина». Местом под застройку был выбран склон с неравномерным перепадом высот. Одной стороной участок выходил на основную автомагистраль, улицу Черноморскую, с другой граничил с пансионатом «Светлана». Территория будущей базы отдыха, сильно вытянутая по юго-западной оси, практически параллельной береговой линии (в отличие от перпендикулярного направления, вдоль которого также имелся перепад высот, правда, менее значительный), напоминала гигантский язык, спускающийся к перекрестку двух дорог. Пирамидальные тополя и акации обступали участок со всех сторон, обнаружилась даже небольшая пальмовая роща. Место оказалось примечательным и тем, что неподалеку находилась дача врача Якобсона, построенная в 1902 году и являющаяся не только достойным образчиком романтического направления модерн, но и предметом гордости сочинцев. Двухэтажное здание с мансардой по периметру окружено открытыми галереями. Небольшие деревянные шпили, которыми завершены все вертикальные объемы, придают дому вид волшебного замка. И архитекторы, работая над проектом, не могли не считаться с этим шедевром Серебряного века.

Анализ грунта показал характерную для сочинской геологии ситуацию: основной слой земли представлен так называемыми аргиллитами — осадочной глинистой породой, уплотненной до твердого камнеподобного состояния. К тому же курорт относится к сейсмоопасной зоне, предполагающей землетрясения до девяти баллов. Условия не самые лучшие для проектирования и строительства. Результаты геологического изыскания, проводившегося на участке, еще более усугубили ситуацию - выяснилось, что велика вероятность оползней. Картина получилась не из радужных: плотные, практически непробиваемые слои аргиллита, наклоненные под углом друг к другу и относительно уровня моря, при землетрясении смещаются по так называемой плоскости скольжения, вследствие чего возникают оползни. Именно это необходимо было учитывать при расчетах фундамента.

Перед проектировщиками стояли и очевидные задачи. Во-первых, следовало сохранить парковую зону, поскольку отдых и природа — понятия тождественные и неделимые. Во-вторых, из каждого номера должен был открываться вид на главную «достопримечательность» Сочи — море. Наконец, заказчик хотел, чтобы каждый номер (всего их шесть) представлял собой апартаменты с кухней, гостиной и двумя-тремя изолированными спальнями. Общественная зона, под которую отводился весь первый этаж, планировалась как некий развлекательный комплекс: в рекреационной зоне должны быть гостиная с бильярдом и баром, а в отдельном крыле — бассейн, тренажерный зал, раздевалки, массажный кабинет, две парные (турецкая и финская) и душевые с купелью. Все предложенные архитекторами эскизы пансионата сводились к трем основным вариантам. Первый предполагал возведение вдоль склона таунхаусов, объединенных общественной зоной. В данном случае заказчика не устроила некая рассеянность номеров по участку, поскольку будущее здание он видел с более «компактной» архитектурой. Второй вариант представлял собой высотное сооружение, строительство которого значительно бы упростило конструкцию фундамента. Однако от этого предложения заказчика отговорили его же авторы. Здание имело стандартное архитектурное решение и мало чем отличалось от окружающих будущий пансионат построек. В итоге появился третий вариант, который и был принят в качестве основного. Если рассматривать обобщенно конструктивный принцип сооружения, то его можно охарактеризовать одним словом – террасный.

Объем здания поделен на две симметричные части, объединенные лестничным холлом. Последний интересен тем, что не имеет крыши. Вместе с тем он выполняет шумоизолирующую роль. Авторы проекта предлагали его остеклить, однако заказчик посчитал это излишним. При расположении здания на участке учитывалось одно простое наблюдение. Центральная дорога для отдыхающих в южных широтах – это путь от пансионата к морю, все остальные направления имеют второстепенное значение. Поэтому главный фасад ориентирован на ведущую к пляжу тропинку, которая в противоположность исключительно российской особенности дорог с семью загибам на версту оказалась практически прямой. Следовательно, и вид на море совпадал с данным направлением, что в свою очередь позволило расположить террасы вдоль главного фасада. Их довольно внушительная площадь была обусловлена как углом наклона холма, так и размерами апартаментов. Причем каждая из трех террас, расположенных в одном крыле, смещена относительно друг друга ровно на половину площади номера. Иными словами, крыша нижних апартаментов является террасой номера этажом выше.

Лифтовую шахту предполагалось разместить в конце лестничного холла, устроив проход из рекреационной части первого этажа по подземному коридору, проложенному в толще холма. Однако этот вариант тут же отклонили, опасаясь возникновения оползней. В итоге лифтовая шахта обрела объем башни, включенной в композицию главного фасада. Причем башня воспринимается достаточно символично. Она ассоциируется с маяком. Это впечатление усилилось с появлением на крыше тарелок спутниковых антенн.

Впрочем, это не единственный элемент, напоминающий гостям пансионата о пляжном отдыхе. Форма кровли бассейна в плане похожа на парус, раздуваемый ветром. Идея сделать крышу трансформируемой напрашивалась сама собой. Однако ее реализация потребовала бы серьезных материальных затрат. Чтобы придать кровле бассейна форму паруса, предварительно были смонтированы металлические фермы разной высоты. По ним уложили профнастил, затем слой минеральной ваты толщиной 200 мм и снова профнастил. В результате крыша выглядит единой выгнутой поверхностью. Сделать так, чтобы отдельные части профнастила еще и раздвигались, оказалось сверхсложной задачей. Тем не менее от идеи трансформации конструкции не отказались. Компромисс был найден достаточно быстро. Один из фасадов состоит из раздвижных стеклянных перегородок. Так что в теплые дни бассейн можно объединить с мини-пляжем, расположенным по соседству. Противоположный же фасад спортивного комплекса, выходящий к проезжей дороге, остался глухим, скрывая тем самым от посторонних глаз частную жизнь отдыхающих. В плане крыло, в котором устроен бассейн, имеет завершение в виде клина. В нем расположено техническое помещение с вентиляционными установками и насосной системой. Другие комнаты с подобными функциями, обслуживающими весь пансионат, размещены на первом этаже вдоль глухого фасада здания. Здесь находятся котельные, электрощитовая и водомерные узлы, подключенные к городской сети коммуникаций. К номерам же все необходимое оборудование подведено с помощью единого инженерного канала, проложенного под четырехсветным лестничным холлом. В него включены даже отводы сточной воды.

Поскольку участок под строительство имеет понижение по двум перпендикулярным направлениям, два соседних номера - справа и слева от лестницы - находятся на разных уровнях. Лифт подвозит жильцов к галерее, ведущей в апартаменты, расположенные чуть выше. Попасть в нижние можно, пройдя по галерее к лестнице и спустившись по ней на один марш. Вход в каждый номер предваряет небольшой треугольный холл, в котором устроена цветочница. Высаженные в ней растения не требуют особых условий ухода благодаря тому, что растут практически под открытым небом (напомним, что лестничное пространство не имеет крыши).

Если отдыхающим захочется прогуляться по городу, то вовсе необязательно идти к главному входу и огибать пансионат. Достаточно подняться на лифте или по лестнице на верхний четвертый этаж и через общий вестибюль выйти в район пансионата «Светлана», на Курортный проспект. Совершая подобное путешествие, начинаешь понимать, что здание имеет террасную, а точнее, ступенчатую структуру по всем трем измерениям – в ширину, высоту и глубину. Причем противоположным главному фасадом оно буквально врастает в холм.

Поскольку корпус оказался естественно вписанным, а скорее встроенным в ландшафт, то в отделке фасадов и общественных помещений логичней всего было бы использовать натуральные материалы. Авторы проекта остановились на белом мраморе, бежево-песочном травертине и красновато-коричневом граните. Последним отделан цоколь здания. Причем часть плит имеет глянцевую поверхность, а часть осталась необработанной, с шероховатой фактурой. Они уложены вразнобой, отчего цоколь кажется более объемным. Этот же прием, только с иным рисунком укладки, использовался и в отделке белым мрамором основной части фасадов и несущих колонн, которые после возведения стен превратились в пилоны и читаются как декоративные элементы. Чтобы придать огромным плоскостям рельефность, по периметру каждой мраморной плиты сделана небольшая фаска. В целом создается впечатление, будто по гладким поверхностям стен проведено множество тонких полос, что подчеркнуло одну из архитектурных особенностей пансионата – растянутый, словно врастающий в землю объем. Травертин же выполняет скорее декоративную функцию, с его помощью основным конструктивным элементам придана большая выразительность. Так, например, им облицованы парапеты террас, стены и ступени лестницы.

С сочетанием естественных природных оттенков контрастирует ярко-синий цвет, в который выкрашены все металлические и деревянные детали – перила лестниц, профильная крыша бассейна, решетчатые перголы террас. Последние на два с половиной метра выступают от конструкции перекрытий. Создаваемая ими тень защищает гостиную каждого номера от лучей жаркого полуденного солнца, проникающих в комнату через огромные окна. Выносы сделаны из деревянных элементов, скрепленных металлическими направляющими так, что они не параллельны полу террас, а повернуты под углом в 60 градусов, соответствующим углу нахождения солнца в зените. За счет этого и создается постоянная тень.

Дерево использовано и в отделке пола террас. Это решение подсказали сочинские строители, на практике знающие, что никакая керамическая плитка не выдержит годичного перепада температур и потрескается. Первоначально по всему бетонному перекрытию каждой террасы была сделана тепло- и гидроизоляция, а по его периметру устроены дренажные желоба для стока воды, которые выходят на скрытую под мраморной облицовкой стен систему водоотвода. Для настила использовали доски из лиственницы, обработанные импрегнированным способом. Их закрепили на лагах, обеспечив тем самым хорошую вентиляцию.

Наверное, при реализации любого проекта многие идеи остаются нереализованными. В нашем случае это цветочницы, которые главный архитектор предложил поставить по периметру каждой террасы. Помимо эстетической функции они должны были выполнять и вполне техническую – закрывать вид на расположенные ниже террасы. Они преграждали бы путь к перилам, и полюбопытствовать пусть даже и невольно на происходящую внизу сцену уже было бы невозможно. Однако, когда на одной из террас установили цветочницы, то оказалось, что они практически закрывают и вид на море, и от оригинальной затеи пришлось отказаться.

Возвращаясь же к разговору об особенностях возведения здания, следует отметить работу конструкторов, не побоявшихся неблагоприятной геологической обстановки. Поскольку участок находился в сейсмически активной зоне, строительные нормативы требовали, чтобы сооружение было поделено на изолированные отсеки с отдельным фундаментом во избежание при землетрясении обрушения всего сооружения. Однако такой подход был непригоден для устройства противооползневого укрепления. Главному инженеру проекта Галине Маровой удалось доказать, что разделение здания деформационными швами не защитит его от воздействия оползней. Поэтому корпус сделан полностью монолитным, а фундамент - свайным. Однако, прежде чем приступить к строительству, были проведены работы по дополнительному укреплению склона. Иначе расположенное выше здание могло пострадать из-за оползня, неизбежно бы возникшего при бурении скважин или забивании свай для фундамента. Поэтому по всей границе участка с соседним пансионатом была сделана защитная подпорная стена из бетонных буронабивных свай диметром 530 мм, глубиной до 20-30 м с минимально возможным шагом. Только после такой трудоемкой операции начали рыть котлован. Но и эту работу пришлось выполнять по частям, поскольку к некоторым участкам строительной площадки не могла подъехать техника. В этих случаях рабочие (тоннельный отряд № 44 сочинской строительной организации) делали искусственные откосы, и укрепляли их бетонными блоками. Само здание тоже стоит на множестве свай длинной 10-12 м, которые как иголки протыкают и закрепляют аргиллитные слои грунта. Кстати, именно по этой причине его не стали делить на сейсмические отсеки. На сваи уложены монолитные плиты основания, а затем возведены несущие конструкции опять-таки по монолитному каркасу. По всем фасадам перед чистовой отделкой были сделаны паро- и теплоизоляция, защищающая здание от излишнего нагрева в летние дни. Чтобы избежать образования конденсата, между изоляционным «пирогом» и облицовкой оставили воздушный зазор. Одно из достоинств планировки каждого номера – отсутствие несущих стен – тоже заслуга конструкторов. Они рассчитали расположение внешних стен, принимающих на себя всю нагрузку, так, что каждый номер удалось перекрыть в две монолитные плиты размерами 9х12 м и толщиной 300 мм.

Еще чуть более года назад участок был не освоен, а этим летом по территории пансионата уже прогуливаются отдыхающие. И трудно сказать, что более для них увлекательно – загорать на пляже или путешествовать по лабиринтам здания, ведь архитекторам без сомнения удалось очаровать людей не только окружающим ландшафтом, но и результатами своей непосредственной работы. и лучшее тому доказательство - бронзовый дипломом фестиваля «Зодчество-2004», полученный за проект пансионата.

 

Текст: Ирина Куприянова

http://www.dom-online.ru/magazine/2005/7/id-183/sovremennyiy_dom

Sept. 5, 2005