Двойник «Летучего голландца»

Часто ли архитектурную форму загородного дома определяет ландшафт?  Вряд ли стоит задавать этот вопрос профессионалам, занимающимся типовым проектированием, но если речь идет о строительстве коттеджа по индивидуальному проекту, то, наверное, каждый архитектор ответит утвердительно. Наиболее известные приемы - ориентирование больших окон парадных помещений на самую эффектную часть участка, будь то «культивированный» японский садик или девственный лес; использование натуральных цветов в колористическом решении фасадов; сочетание декоративных и конструктивных элементов, форма которых ассоциируется с природными явлениями, предметами и др.

Нет ничего удивительного в том, что предлагаемый вниманию читателей проект носит название "Дом - яхта". Если бы заказчик решил построить дачу не на живописнейшем берегу излучины Истринского водохранилища, то автору проекта архитектору Владимиру Биндеману пришлось бы отвечать не на один вопрос критиков. Но в данном случае концепция дома не противоречит окружению - убаюкивающий шум спокойно ударяющей о берег воды, который изредка прерывается рокотом моторки, покатый склон, заросший молодым ельником и пахнущий грибами, густые утренние туманы, что поднимаются от зеркально гладкой поверхности водоема, закинутые заспавшимся рыбаком удочки...

Романтичный пейзаж сразу же подсказал основную идею, но реализовать ее оказалось не так просто. На первый взгляд задача представлялась совсем несложной – проектируя дом-яхту, вполне можно позаимствовать характерную форму судна с острым носом и плоской кормой. Однако автор проекта считает, что подобные решения простительны студенту-первокурснику, профессионал же не должен опускаться до уровня «архитектурного наива». Стремясь найти необходимые формы, архитектор старался избегать прямого заимствования корабельных элементов, иначе дом рисковал уподобиться ресторану, размещенному на пришвартованном судне.

Надо заметить, что не только близость водоема натолкнула автора проекта на мысль превратить постройку в стилизованную яхту. Эта идея как нельзя лучше соответствовала требованию заказчика - спроектировать деревянный одноэтажный дом. Согласитесь, что в современных яхтах с самым высоким уровнем комфорта, корпуса которых с недавних времен обшиваются высокой прочной сталью, по-прежнему не обойтись без деревянных мачт, штурвала и капитанского мостика, а отделка салонов деревом даже в среде придирчивых критиков считается признаком хорошего вкуса. Так что архитектор сделал верную ставку, посчитав, что деревянный дом и яхта - понятия совместимые.

Разрабатывая план дачи, проектировщик стремился композиционно объединить острую вытянутую форму и несколько объемов, которые не гармонично "вытекают" один из другого, а словно сталкиваются друг с другом. Подобная контрастная и "агрессивная" смена объемов создает напряженную, динамичную композицию как в архитектуре, так и в интерьерах дома, заставляющую зрителя выдвигать собственные версии трактовки фасадов, размышлять о тех факторах, которые подтолкнули автора к созданию столь сложной формы. Последняя, в свою очередь, делает сооружение объемно-пространственным, постройку хочется обойти по кругу, чтобы рассмотреть со всех сторон.

В итоге дом получился вытянутым в плане; кажется, что вслед за понижением рельефа местности он не торопясь спускается к водоему, в сторону которого обращена парадная часть. Ее завершает неглубокий полукруглый эркер, почти сплошь остекленный. Вы­ ступающие объемы находятся не параллельно друг другу, а под различными углами, благодаря чему создается динамичная пространственная и выразительная светотеневая игра, придающая фасадам яркий индивидуальный облик. Широкая лобовая доска кровли сглаживает излишнюю экспрессию фасадов, скрывая места сопряжения выступающих частей.

Каждому элементу композиции присуще несколько символических значений. Весьма оригинальна конфигурация кровли, напоминающей собранные на мачте паруса. Ее конструкция достаточно проста - классическая двускатная кровля со сравнительно большим уклоном, но благодаря широким выносам и отсутствию острого конька создается впечатление, что крыша стремится "выпрямиться", став абсолютно плоской. В качестве кровельного покрытия выбрана не столь полюбившаяся россиянам черепица, а металлические листы с многослойным полимерным покрытием, которые в различных частях крыш и уложены в разных направлениях относительно центрального конька. Их рельефные фальцы подчеркивают разнонаправленность отдельных составляющих и придают выразительность композиции. К тому же они похожи на швы, которые делаются в парусах для стягивания тросами при подъеме на мачты.

Парадный вход, как и полагается, имеет небольшое крыльцо. Форма козырька более всего напоминает наполненный ветром яхтенный кливер, а лестница - основательный трап. Ступени сбиты из сосновых досок, перила сконструированы из металлических стоек с натянутыми на них с помощью талрепов тросами. Первоначально архитектор предполагал устроить пандус, но из-за понижения рельефа вход в дом оказался бы в полуметре над землей, и конструкция получилась бы достаточно крутой. Поэтому, отдав предпочтение не оригинальному дизайну, а комфорту, вместо пандуса решили сделать лестницу, также похожую на трап.

Треугольные окна можно сравнить с растянутыми на бушпритах кливерами, а две террасы - с верхними палубами бригантины. Вместо перил - такие же тросы, что и в конструкции лестницы. На одну из террас можно пройти непосредственно из гостиной и, спустившись по трапу, подойти к водоему; именно ее хозяева облюбовали для барбекю. Другая терраса, устроенная в торце дома и совмещенная со спальней, используется не столь часто, поскольку не имеет выхода на участок.  Однако автор проекта не стал отказываться от оригинального декорирования, устроив полукруглый навес, который напоминает наполненный ветром парус.

Каминная труба, "разрывающая" плоскость кровли, - собирательный элемент, не похожий ни на одну корабельную снасть. Тем не менее металлическая решетка, смонтированная под наклоном к выходному отверстию, трапециевидная форма короба, белый цвет- все ассоциируется с морской тематикой. Короб визуально поделен на две части: верхняя завершена металлической трубой, "надраенной" до блеска, нижняя белым контрфорсом опирается о "дно яхты". Изготовлен он из очень простых материалов: металлический каркас обшит цементно-стружечной плитой, а затем отделан фальцованным белым металлом. И хотя короб выполняет всего лишь декоративную функцию (вытяжные трубы заложены в стене, и только верхняя часть короба используется по назначению), его роль нельзя недооценивать. Белоснежный контрфорс заметно оживляет композицию сразу двух фасадов, ассоциируясь у обитателей дома с трубой гигантского парохода или с верхушкой айсберга.

Вытянутое в плане здание должно казаться приземистым, но этого удалось избежать: центральный конструктивный элемент со вторым светом и стеклянной кровлей визуально разделяет постройку на две части. Он поразительна похож на капитанскую рубку - не столько по форме, сколько потому, что является самым "выдающимся" элементом дома.

Проектируя деревянный дом, архитектор отдал предпочтение брусу. По его мнению, брус имеет эстетическое преимущества перед оцилиндрованным бревном. Последнее можно сравнить с карандашом, полностью пропущенным через точилку. Эстетика первозданности дерева в таком случае нарушается - традиционная форма сохраняется, но отсутствует характерная текстура. Чего не скажешь о брусе: после промышленной обработки проявляется эффектный рисунок годовых колец. Кроме того, брус в кладке имеет простую прямоугольную форму, схожую с деревянными досками, которыми отделывают палубы и интерьеры яхт. Рисунок фасадов, выстроенных из бруса, практически совпадает с облицовкой парусников, что еще больше объединяет деревянную постройку с яхтой.

Дом возведен на сваях (таково одно из условий строительства), что нисколько не помешало воплощению общей идеи. Напротив, сваи, выкрашенные белой краской, вблизи напоминают основание пирса; издали кажется, что дом, подобно легендарному "Летучему голландцу", парит над землей.

Техническая реализация проекта представляла определенную сложность. Для бурения неглубоких скважин использовали буровую установку. Помещенные в отверстия сваи - армированные асбоцементные трубы диаметром 150 мм- забетонировали. Сваи имеют разную высоту, и, следуя за понижением рельефа, они помогли создать комфортабельное многоуровневое внутреннее пространство. В итоге от свай до основания дома образовалось открытое продуваемое подполье, что, по мнению архитектора, оптимально для эксплуатации деревянной постройки. Как известно, в избах соприкасающиеся с землей нижние бревна гораздо чаще подвержены гниению и требуют полной замены через несколько лет. При наличии качественных современных средств утепления (в данном случае применялись минеральная вата, паро- и гидроизоляция) совершенно необязательно укладывать нижние бревна непосредственно на землю, тем более что открытое подполье предотвращает гниение деревянных конструкций основания.

До сих пор речь шла о формообразующих и декоративных элементах, роднящих дом с яхтой. Но не менее важную роль сыграло и цветовое решение: архитектор остановил выбор на традиционных "морских" тонах - белом и синем. Снаружи и внутри стены по­ крыты светлым желтоватым лаком, оттенок которого похож на прозрачную сосновую смолу, применяемую при строительстве парусников. Сваи и обвязочная балка размером 200х200 мм выкрашены в белый цвет; основание дома может ассоциироваться как с пирсом, так и с ватерлинией корабля. Кровля, центральный объем и перила лестниц-трапов насыщенного лазурно-синего цвета. Однако этого архитектору показалось недостаточно, и он спроектировал окна не со сплошным остеклением, а с переплетами, которые вместе с рамами тоже выкрасили в синий цвет.

Интерьеры также предполагалось оформить в сине-белой гамме, но хозяевам подобная идея пришлась не по вкусу. Если бы несущие балки кровли и рамы выкрасили в синий цвет, то они, несомненно, внесли экспрессию, напряженность и объединили экстерьер с интерьером. Впрочем, автор проекта не стал настаивать на своем решении, поскольку без окраски деревянные несущие элементы и отделочные материалы смотрятся более цельно и лаконично.

Интересная деталь: снаружи постройка воспринимается объ­емно, многопланово, а изнутри кажется прозрачной. Это явление вполне объяснимо. В доме много окон, но из-за переплетов создается впечатление, что снаружи они составляют монолит со стенами; внутри картина полностью меняется. Парадная часть, включающая в себя гостиную, столовую и кухню, буквально залита дневным светом, который проникает из сплошь остекленного эркера и высоких (почти от пола до потолка) окон. От приватной части ее отделяет огромный коридор -"капитанская рубка", где полностью остеклена не только одна из стен, но и кровля. Подобное решение проходного помещения, выполняющего техническую функцию -разделять дом на парадную и приватную зоны,-одновременно удивляет и завораживает. Удивляет необыкновенная динамика развития пространства, которая, пронизывая интерьер, вырывается наружу, а завораживает редкая для городского жителя возможность предаться спокойному созерцанию природы.

По настоянию заказчика дом изначально планировался как дача, где более всего важны общение с природой, спокойный отдых, а не уровень комфорта для круглогодичного проживания. Пейзаж включен в интерьер, ведь природа присутствует в подсознании людей практически все время, помогая отдохнуть, снять напряжение. Именно поэтому парадные комнаты обращены к самой эффектной части участка - к водоему, приватные же ориентированы на "внутренний двор", который не имеет четко обозначенных границ, поскольку в поселке нет заборов. Такая планировка еще больше сближает человека с природой – из-за отсутствия ограждений и удаленности соседних домов хозяева видят за окном лишь лесной пейзаж и гладь воды. К тому же в обстановке нет элементов, отвлекающих от спокойного созерцания. Мебель от IКЕА в силу своей демократичности как нельзя лучше соответствует эстетике деревянного дома, а шторы (за исключением спальных помещений) здесь вообще не нужны.

Кажется, что основное внимание автор проекта уделил созданию оригинальной, неповторимой архитектуры дома. Это предположение справедливо лишь отчасти. Проектировщику удалось совместить творческий подход к содержанию формы с рациональной, комфортабельной планировкой, грамотным конструктивным решением и надежными в эксплуатации материалами. Лучшим доказательством тому может служить всего один факт - дом полюбился хозяевам, поэтому они прожили в нем все лето, позабыв, что собирались приезжать сюда лишь на уик-энд.

 

Текст: Ирина Куприянова

http://www.dom-online.ru/magazine/2003/10/id-166/sovremennyiy_dom

25 декабря 2003 г.