Лесная идиллия

Отдохнуть от бешеного городского ритма жизни можно, только сменив обстановку, поэтому горожане стремятся строить дачи в живописном месте - у кромки леса или на берегу водоема. Но выбравшись на природу, многие тут же от нее отдаляются, "замуровывая " себя в каменные "небоскребы”.

 

Дом, построенный в элитарном подмосковном поселке, отличается от соседних коттеджей прежде всего правильными пропорциями, благодаря чему здание органично смотрится на значительном по площади участке посреди соснового бора. Небольшая высота постройки и почти плоская кровля с широкими выносами позволяют провести аналогию с домами Фрэнка Ллойда Райта. Архитектор Владимир Биндеман изначально проектировал жилище для другого заказчика, чем отчасти объясняются незначительные размеры здания. Работы начались сразу же после дефолта, когда кошельки среднего класса изрядно "похудели" и, соответственно, требования к архитектуре загородного дома заметно изменились - уменьшилась этажность, помещения стали более функциональными. Поэтому коттедж разрабатывался исходя из скромного бюджета; в нем предусмотрен минимальный набор помещений - гостиная, объединенная со столовой и кухней, кабинет (расположен на первом этаже) и несколько спален в мансарде. Однако проект не удалось реализовать в первоначальном виде - заказчик перестроил дом, изменив композицию фасадов.

Проект так бы и остался пылиться на полке, если бы летом позапрошлого года к его автору не обратилась супружеская пара с предложением спроектировать компактный загородный дом. В разгар строительного сезона времени на работу с чистого листа оставалось ничтожно мало, и архитектор предложил выбрать один из готовых проектов. Небольшой коттедж в духе Райта при влек внимание клиентов не столько возможностью сэкономить средства на его строительстве, сколько реализовать мечты об уютном доме. Надо заметить, что представления заказчиков о достойном загородном жилье несколько   отличались от типичных представлений владельцев коттеджей, которые возводятся в престижных подмосковных поселках. Супругам казалось абсурдным строить дом с лифтом, чтобы добираться из гостиной до верхнего этажа. Приобретя довольно большой участок в сосновом бору, они хотели гармонично вписать постройку в ландшафт, дабы последняя не воспринималась как "оборонительное" сооружение, а приближала бы человека к земле, чтобы и на улице, и в помещении он чувствовал себя одинаково комфортно.

Предложенный архитектором проект полностью соответствовал этим требованиям, поэтому его не стали дорабатывать. Дом получился очень уютным, что можно считать заслугой хозяев, не собиравшихся устраивать грандиозные парадные помещения или поражать воображение соседей неожиданными архитектурными и интерьерными решениями. Автор проекта тоже не ставил перед собой сложной композиционной задачи, а стремился, оперируя простыми геометрическими формами, создать разноуровневый объем, каждый фасад которого воспринимается по-новому.

При этом постройку невозможно отнести к разряду типовых: в ней нет обилия декоративных деталей, второго света и высоких окон, здание не отличается сложностью форм - иными словами, отсутствует тот набор элементов, которые наиболее часто используются в "многотиражных" проектах. Дом обрел яркую индивидуальность благодаря нескольким элементам - декоративным и в то же время несущим функциональную нагрузку. Главным из них является кровля, которая выступает от основного объема на 60 см. Правда, по окончании строительства архитектор пришел к выводу, что можно было увеличить вынос до одного метра, тогда композиция фасадов стала бы еще выразительней. Кровля кажется абсолютно плоской, однако на самом деле она имеет уклон в 15 градусов, что вместе с электроподогревом по периметру способствует быстрому стоку талых вод. Темный оттенок мягкой черепицы Iсораl и мореной лобовой доски из сосны придает завершенность композиции фасадов.

С внутренней стороны выносы отделаны софитными перфорированными панелями, выкрашенными в белый цвет. Последние визуально смягчают резкий цветовой переход от темной кровли к белому декоративному поясу, окаймляющему дом. Стремясь максимально просто оформить фасады, проектировщик тем не менее сумел добиться выразительности и органичности композиции с помощью незамысловатых материалов. Так, пояс представляет собой участок оштукатуренных и окрашенных стен, его высота не более 40 см. Остальная часть стены, вплоть до узкого цоколя, облицованного рядом матовой керамической плитки, отделана павловским кирпичом, который по цвету и фактуре похож на натуральный камень. Материал недорог, поскольку технология его изготовления достаточно проста: гладкий кирпич раскалывают гидроклином на две половины, одна из сторон которых имеет неровную, шероховатую поверхность. Визуально его трудно отличить от искусственного камня, причем в данном случае кирпич используется не только для облицовки, но и заведен в кладку.

В результате фасады стали рельефными, а декоративный пояс, утопленный в кладке стены, визуально смягчил монументальные формы дома и подчеркнул оригинальность конструкции кровли. По словам автора проекта, эта композиционная концепция родилась в одночасье, а уже позднее объемы компоновались под определенную заказчиком спецификацию помещений.

Постройка, отделанная фактурным кирпичом, поначалу воспринимается как монолитная, чему способствует и небольшая высота коттеджа, где нет ни цокольного этажа, ни второго света. Правда, такое конструктивное решение объясняется очень просто: архитектор и заказчики убеждены, что загородный дом должен быть построен на земле, а не под или над ней. К тому же хозяева отказались от "развлекательных" помещений (бани, сауны, бассейна и т.п.), которые обычно размещаются в цокольном этаже. Коттедж кажется приземистым, что подчеркивают вытянутые в длину фасады. Однако такое впечатление создается лишь вначале - при более детальном осмотре дома композиция начинает меняться.

Чтобы сохранить на участке лесной массив, коттедж разместили у восточной границы участка. Главный фасад ориентирован на соседние владения. Поэтому наибольшее внимание было уделено архитектурному и планировочному решению противоположного - южного - фасада. Если главный фасад с маленькими оконными проемами и перепадом объемов воспринимается как достаточно глухой, то южный производит прямо противоположное впечатление - центральный кубический объем фасада разрежен разными по размеру и форме окнами. Причем архитектор старался функционально необходимые элементы превратить в декоратив ные. Так, цилиндрический объем каминной трубы, которую обычно пытаются скрыть в толще стен, разрезает плоскость южного фа­ сада. Кроме того, каминный короб декорирован рустом и выстроившимися в ряд тремя вытяжными трубами.

Благодаря той легкости, с которой был разработан проект, дом действительно получился уютным. В нем есть и летняя веранда, утопающая в зелени экзотических горшечных растений, и камин, весело потрескивающий дровами, и большой обеденный стол; через огромные окна виден лес, завораживающий опушенными серебрящимся снегом старыми елями либо благоухающий после весеннего дождя свежей зеленью. Но главное - где бы ни находились хозяева, в гостиной или в беседке для барбекю, они везде чувствуют себя одинаково комфортно, поскольку не ощущают большой разницы между экстерьером и интерьерами. Подобное эмоциональное восприятие архитектуры дома было запрограммировано автором проекта, перенесшим элементы декора фасадов в помещения. Все гостевое пространство первого этажа решено так же, как и внешний облик здания: стены облицованы плиткой из песчаника, которая выложена не от самого потолка, а с небольшим отступом. Таким образом, появился декоративный белый пояс- почти такой же, как на фасадах. Потолочный плинтус из тонированного дерева, служащий не только декоративным элементом, но и карнизом для штор, ассоциируется с плоскостью темной кровли. Арочный оконный проем изнутри отделан плиткой из песчаника, а снаружи - павловским кирпичом. Оба материала имеют не только одинаковую фактуру, но и цвет, за счет чего достигается оригинальный оптический эффект - оконный проем кажется вдвое толще, чем на самом деле.

Полы в гостевой части выложены матовой керамической плиткой коричневых и бежевых оттенков, которую выбрала супруга заказчика; на ее же плечи лег подбор мебели. Интерьеры оформлены в стиле кантри; при этом важно выдержать единую цветовую гамму, иначе помещения будут напоминать пестрый балаган. Однако хозяйка сумела проявить вкус и чувство меры, создав атмосферу обжитого сельского дома. Он, конечно же, немыслим без кресла-качалки, вязаной шали, деревянного умывальника и многих других вещей; лишь некоторые из них были выбраны при помощи архитектора. Напри­ мер, заказчице нравится гжельская посуда, поэтому в столовой предполагалось разместить буфет с сине-белой керамикой. Но поскольку комната объединена с гостиной и кухней, то шкаф должен был соответствовать выбранной цветовой гамме и сочетаться по дизайну с другой мебелью. Проектировщик нашел простой выход из положения - приобрести буфет в той же фирме, что и кухонный гарнитур.

Сложно построить дом, не руководствуясь ни модными тенденциями, ни мнением соседей, но чтобы в нем легко дышалось и, ежедневно просыпаясь под пение птиц, хотелось радоваться жизни. У спех этого проекта обусловлен тем, что заказчики и архитектор сразу же смогли понять друг друга и создали дом, в котором человек всегда остается наедине с природой.  Проект так бы и остался пылиться на полке, если бы летом позапрошлого года к его автору не обратилась супружеская пара с предложением спроектировать компактный загородный дом. В разгар строительного сезона времени на работу с чистого листа оставалось ничтожно мало, и архитектор предложил выбрать один из готовых проектов. Небольшой коттедж в духе Райта при влек внимание клиентов не столько возможностью сэкономить средства на его строительстве, сколько реализовать мечты об уютном доме. Надо заметить, что представления заказчиков о достойном загородном жилье несколько   отличались от типичных представлений владельцев коттеджей, которые возводятся в престижных подмосковных поселках. Супругам казалось абсурдным строить дом с лифтом, чтобы добираться из гостиной до верхнего этажа. Приобретя довольно большой участок в сосновом бору, они хотели гармонично вписать постройку в ландшафт, дабы последняя не воспринималась как "оборонительное" сооружение, а приближала бы человека к земле, чтобы и на улице, и в помещении он чувствовал себя одинаково комфортно.

 

Текст: Ирина Куприянова

http://www.dom-online.ru/magazine/2003/8/id-164/sovremennyiy_dom

 

Oct. 6, 2003